«Здравоохранение — это не «купи-продай»

Откажется ли Россия от произведенных за рубежом лекарств в пользу местных препаратов

«Газета.Ru» с помощью экспертов разбирается в том, что надобно сделать в России в условиях сложной политической обстановки для развития собственного фармацевтического производства, а также в перспективах бесплатного лекарственного обеспечения для итого населения страны.

Российскому фармацевтическому рынку — цивилизованному, не стихийному — по оценкам специалистов, 20 лет. В России успешно ведут бизнес компании «Большой фармы» — этак называют лидеров мировой фармацевтической индустрии. Их лекарства продаются в аптеках, отдельный из них строят на территории страны собственные локальные производственные предприятия. Наконец, в РФ кушать, хотя их и немного, собственные разработчики и производители инновационных лекарств.

Сегодняшний тренд в стране — опора на отечественного производителя: этак, государственная программа «Фарма-2020» поставила мишень достичь 50-процентного импортозамещения лекарств в 2020 году.

В том, как это реальная задача, «Газета.Ru» пробовала разобраться с помощью экспертов на недавнем Российском фармацевтическом форуме Института Адама Смита.

Рост замедлился

В последние годы российский фармацевтический базар довольно быстро расширялся, но в 2013–2014 годах его рост замедлился. Говоря о причинах замедления, специалисты называют будто общую экономическую обстановку, так и специфические особенности. Общее — это замедление темпов развития экономики и изменение курса доллара. По словам Николая Демидова, генерального директора «IMS HEALTH Россия и СНГ», кризисные тенденции, которые мы наблюдаем, привели к стагнации потребительских рынков и доходов населения:

«Это выражается в том, что народонаселение тратит меньше денег на лекарства».

Однако есть и специфика покупки лекарств: падает число продаваемых упаковок, потому что люд постепенно расстаются с привычкой приобретать впрок дешевые лекарства. Меняется психология: люд предпочитают приобретать более дорогой медикамент и собственно в тот момент, когда он понадобился для лечения.

Специалисты полагают, что в 2014–2015 годах базар вряд ли станет расти быстрее, однако после 2016 года он может выйти на показатели 8–10% роста в год.

Напрашивается проблема о влиянии на рынок нынешней сложной политической обстановки, санкций против России и т.д. На эти вопросы все специалисты однозначно отвечают, что фармацевтический базар не зависит от политических событий. Все производители считают себя «социально ответственными компаниями», для которых не важны политический порядок или текущая политическая обстановка в стране, в которой они работают.

Стандарты — гарантия качества

Наибольшим спросом в России пользуются не оригинальные лекарственные препараты, а этак называемые дженерики — препараты, утратившие патентную защиту, после чего лекарственную формулу могут воспроизводить другие производители. Это и понятно: подобные лекарства дешевле. Об этом же ранее «Газете.Ru» рассказывал член-корреспондент РАН Александр Габибов. Такая тенденция наблюдается не лишь в России, но и во всем мире.

«Мы видим глобальную тенденцию: и в США, и в Европе будто только препарат теряет патент, дженерики занимают его пункт и свою часть рынка, — рассказал «Газете.Ru» Данил Блинов, генеральный директор компании Pfizer в России. — И тогда оригинальным препаратам приходится либо всерьез сбрасывать цену, что не всегда возможно, этак как разработка нового препарата стоит дорого, либо, увы, оставлять рынок».

По его словам, страна должно быть уверено, что дженерик, где бы он ни был произведен — в России, Индии, Восточной Европе или в других странах, соответствует всем необходимым стандартам. Потому очень важен сегодняшний фокус государства на полномасштабное внедрение системы GMP, что в том числе позволит спускать качественные дженерики по доступным ценам.

GMP — это интернациональный стандарт «надлежащей производственной практики», условия производства, которые должны соблюдаться для любого продукта, в данном случае — для лекарственного препарата. Пациенты (конечно и врачи) считают, что дженерики лечат хуже оригинальных препаратов. Однако специалисты убеждают, что, если дженерик произведен по стандартам GMP, он должен врачевать качественно.

Проблема стандартов — это одна из самых больших проблем, которую предстоит разрешить в России, если страна действительно хочет развивать собственное фармацевтическое производство.

А это, будто все подчеркивают, стратегия национальной безопасности. Однако без внедрения стандартов GMP невозможны ни локализация на территории страны производства западных фармкомпаний, ни производство отечественных оригинальных препаратов.

По словам Данила Блинова, беседа о стандартах GMP в России был начат еще в 1991 году, в 1998 году было принято постановление правительства по этому вопросу, и исподволь, до 2009 года, все предприятия должны были перебежать на GMP. Ничего этого нет. «Все попытки повергнуть локальную фарминдустрию в соответствие с мировыми стандартами терпят фиаско, — говорит Блинов. — Если мы возьмем сотни предприятий, которые действуют в России, и начнем их испытывать, то останется, дай бог, 40 или 60 производств. А все остальное нужно будет затворить.

Но если мы говорим о локализации производства и хотим, чтоб у нас была сильная фарминдустрия, то основным посылом надлежит стать обеспечение безопасности пациентов, а это возможно лишь при соблюдении GMP-стандартов. Иначе нет уверенности в качестве лекарств».

Вообще, будто отметил Николай Демидов, это наша национальная черта — хорошие инициативы внедряются весьма медленно, в отличие от запретительных мер.

Хотя успешные истории тоже случаются. В качестве положительного примера Блинов приводит российское предприятие НПО «Петровакс Фарм», которое, будто писала «Газета.Ru», работает в соответствии со стандартами GMP, «что, уместно, послужило одним из определяющих факторов, повлиявших на решение компании Pfizer локализовать целый цикл производства 13-валентной вакцины против пневмококковой инфекции собственно на этом предприятии».

В России — не значит дешевле

Что дает локализация производства в России обычным людям? Значит ли это, что лекарства, произведенные в стране, будут дешевле? Эксперты честно отвечают, что покамест это не так. Перенос производства в Россию, переоборудование, обучение персонала — все это стоит дорого. «Так, может быть, это и не нужно?» — спрашивает «Газета.Ru» Данила Блинова.

«Я считаю, что нужно, — отвечает он. — Потому что спозаранку или поздно система производства здесь, в России, должна быть налажена.

Не потому, что мы не хотим зависеть от Запада, не потому, что у нас кушать какие-то политические мотивы, а потому, что это одинешенек из шагов создания нормальной экономической системы в России.

Чтоб мы не только использовали природные ресурсы, нефть и газ, однако производили что-то свое. Я считаю, что это вполне закономерное жажда — создать в стране сильную фармацевтическую индустрию. Однако это потребует времени».

Чтобы лекарства подешевели, нужна большая труд по законодательному урегулированию, гибкой ценовой политике, нужны какие-то преференции в плане государственных закупок и этак далее.

Вот как видит гендиректор западной компании в России производство в наших реалиях:

«Локализацию производства можно сопоставить с человеком, входящим в воду. Пока он не знает, какое дно, какие там рыбы плавают, он будет шагать очень аккуратно.

Так и мы очень маленькими шажками двигаемся в направлении локального производства. Однако если те, кто отвечает за этот водоем, оборудуют пляж, насыпят песок и очистят дно от осколков, то, разумеется, будет гораздо комфортнее в эту воду входить. И задача государства — гарантировать как раз те самые вещи, о которых я говорю: то кушать создать необходимое законодательное поле. И тогда входить «в эту воду» будет уже комфортно, процесс локализации будет развиваться».

Отечественные лекарства кушать

Перспективы появления российских инновационных препаратов директор западной фармкомпании оценивает будет высоко: «Например, в Санкт-Петербурге есть бражка, которая разрабатывает и продает инновационные препараты. На мой взор, они вполне конкурентоспособны и уже вытеснили с рынка линия западных препаратов. И это только начало. Иной пример — премия Галена, которую в прошлом году получили российские разработчики новых методов лечения рака. Не нужно скептически смотреть к потенциалу локальных исследователей и производителей.

В России кушать препараты, которые разрабатываются, производятся и продаются. Попросту пока их не так много».

Появление на рынке российских инновационных препаратов не то чтоб ослабит позиции западных компаний — оно задаст правила игры в России, на которые всем придется ориентироваться.

Бесплатные или льготные лекарства — для всех

Наконец, самая хорошая новинка для людей — все специалисты говорят о необходимости изменить систему лекарственного обеспечения российского населения. На ныне у нас только 10% населения обеспечены бесплатными лекарствами по списку жизненно необходимых лекарственных средств (ЖНЛС) и программе «7 нозологий», в основном это инвалиды. По мнению Марины Велдановой, генерального директора компании Ipsen Pharma в России, эта система себя исчерпала и нужно переходить на новоиспеченный этап. Собственно, новый этап отражен в Стратегии лекарственного обеспечения населения РФ до 2025 года, принятой в 2013 году.

«Представляется целесообразным переход к системе лекарственного возмещения, — говорит Велданова. —

Это система, при которой не определенные группы пациентов, а все народонаселение страны имеет право на определенную компенсацию для приобретения необходимых лекарств.

Так, лечение ИБС сегодня стоит от 110 рублей в месяц. 15% пациентов с этой болезнью не могут себе этого позволить».

По ее словам, идея состоит в том, чтоб независимо от статуса инвалидности и конкретной нозологии человек мог получить необходимую лекарственную поддержка хотя бы на минимальном уровне. Если он хочет владеть брендовое лекарство, ему придется доплатить. В этой системе важен принцип всеобщности. Любой должен иметь право на лекарственное обеспечение в любом возрасте, с любым заболеванием и в любом состоянии.

Это стоит денег. Однако здравоохранение — это не «купи-продай».

Это инвестиции в будущее с весьма серьезной отдачей в виде сокращения инвалидности, снижения сроков нетрудоспособности, снижения осложнений у больных хроническими заболеваниями, снижения числа госпитализаций. То кушать тех параметров, которые сегодня делают систему здравоохранения дорогостоящей. Та модель лекарственного обеспечения, которую мы видим, в ближайшие 10 лет может дать 10%-ное сокращение смертности и 1% прироста ВВП».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *